Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

 Что ни день, то неприятности / Trouble Every Day


Оригинальное название: Trouble Every Day
Год выхода: 2001
Жанр: Ужасы, Триллер
Продолжительность: 1:36
Режиссер: Клер Денис /Claire Denis/
В ролях: Винсент Галло /Vincent Gallo/, Беатрис Даль /Beatrice Dalle/, Триша Вессей /Tricia Vessey/, Алекс Дека /Alex Descas/, Флоранс Лоре-Кайе /Florence Loiret-Caille/

О фильме: Молодожены Шейн и Джун Браун приезжают в Париж на медовый месяц. Но мысли Шейна далеки от романтики, ибо он стал жертвой безрассудных экспериментов французского доктора Лео Семено, изучавшего особенности полового влечения у людей, в результате которых он теперь вынужден вступать в жестокие сексуальные отношения с незнакомыми людьми, убивать их и поедать во время полового акта. Прочесывая парижские закоулки и клиники, он надеется найти ученого, но судьба сталкивает его с окровавленой Корой, женой Лео, пораженной той же страшной болезнью...

 

                                                                 скандал каннского кинофестиваля 2001 №1
                                 в рейтинге самых кровавых и полных насилия фильмов


Сергей Кудрявцев 7/10
Драма с элементами мистики Ещё одна скандальная (помимо «Пианистки») и кроваво-натуралистичная лента из каннской программы 2001 года всё же напрасно рекламировалась нашей прокатной фирмой «Централ Партнершип» в качестве «каннибалистического триллера». Поскольку вряд ли этот фильм французской постановщицы Клер Дени следует считать триллером, а тем более он не имеет никакого отношения к каннибализму. Скорее, можно говорить о своеобразной форме вампиризма, хотя это связано с губительными экспериментами над человеческим либидо, в результате чего некоторые из людей, подвергнувшихся несколько лет назад бездумным опытам, оказались способными получать оргазм во время секса, только лишь прокусывая части тела своих несчастных партнёров и замучивая их до смерти.Однако вся фантастическая и сверхъестественная составляющая этого, безусловно, странного и шокирующего сюжета как будто не так уж важна для автора картины, потому что проговаривается невнятно и второпях. Кровавый натурализм, конечно, тоже присутствует на экране, но вовсе не является самоцелью.



И если кто-то обращает на это излишне обеспокоенное внимание, то просто не замечает главной идеи, ради которой, пожалуй, и снималась лента «Что ни день, то неприятности». Кстати, название, позаимствованное из песни Фрэнка Заппы, тут выступает в качестве точной подсказки — словно речь идёт о повседневных хлопотах и заботах вполне заурядных граждан, которые живут просто и незаметно, решая изо дня в день насущные проблемы своего обычного существования.Если угодно, фильм Дени — как семейно-бытовая хроника из жизни двух пар: американцев Шейна и Джун Браун, прилетевших на медовый месяц в Париж, но испытывающих мучительную несовместимость, и французов Лео и Коре, которые, видимо, давно женаты и постепенно научились мириться с разнообразными вывертами в поведении друг друга. Разумеется, с самого начала задана таинственная подоплёка всего происходящего, о которой страшно догадываться, пока это не становится ужасающей реальностью. Но в убедительной режиссёрской трактовке весьма предосудительной любви привлекает, в первую очередь, то, что это довольно реальная драма, а не ожидаемая (и, признаться, поднадоевшая по ряду эстетских картин) притча о вампирском и прочем мистическом проклятии.




Достаточно представить себе, что несколько людей действительно перенесли опасные изменения в психике, касающиеся эротического влечения, и стали поневоле отверженными в привычном мире человеческих отношений. Тут знаменательно, прежде всего, то, что Шейн и Коре, «заразившись» неведомой болезнью, пытаются сохранить добрые чувства по отношению к своим возлюбленным — Джун и Лео, предаваясь смертельным контактам на стороне, пусть это и не может быть оправданием для их чудовищных поступков. А посторонние, которые оказываются в сфере «убийственного секса» — будь то шофёр грузовика, «снятый» Коре ночью на дороге, молодой вор, пробравшийся в дом, где Лео пытается держать свою жену взаперти, или горничная отеля (там остановился Шейн вместе с Джун) — тоже ведь люди, и они нуждаются в любви и сочувствии, идут на общение с «монстрами», даже не подозревая о трагическом исходе.Кстати, именно в этих сценах растёт внешнее напряжение, которое пригодилось бы в триллере об очередном маньяке, преследующем невинную жертву. А уж эпизоды с «кровосмесительством» чересчур любопытные успели красочно описать, чуть ли не смакуя каждую деталь. Но всё-таки основной тон в ленте «Что ни день, то неприятности» задают другие моменты, которые интерпретированы авторами в несколько романтическом ключе и способны напомнить некий кинематографический ноктюрн об одиночестве и непонимании. Возможно, права сама постановщица Клер Дени, утверждавшая, что «хотела снять фильм о любви».




Малов-кино рецензии
Любовь — не картошка Молодожены Шейн и Джун Браун приезжают на медовый месяц из Нью-Йорка в Париж. Но Шейна совсем не радуют прогулки по городу, куда больше он озабочен поиском доктора Семено, проводившего в прошлом некие странные эксперименты с человеческим либидо. Скоро выясняется, что Шейн был одним из подопытных профессора и проблема его куда как серьезна. Судя по тому, как вожделенно засматривается он на шейку молоденькой горничной, начинаешь подозревать неладное… И самое худшее не заставляет себя ждать: оказывается, бывшие пациенты доктора Семено испытывают непреодолимую тягу к плоти себе подобных, причем не столько в половом смысле, сколько в гастрономическом. Они непременно стремятся утолить пробудившийся во время оргазма голод, буквально пожирая своего партнера. Меж тем в Париже томится еще одна мятущаяся особа, страдающая тем же самым недугом, жена Семено — Кора, которая отправляет на тот свет одного за другим партнеров-мужчин. Во время очередного экстаза она начинает рвать зубами лицо юного любовника, выхватывая солидные куски мяса, и не может остановиться до той поры, пока это сексуально-каннибальское пиршество не заканчивается смертью жертвы.



Та же участь постигает и Шейна, который не находит в себе сил удовлетворяться одним лишь созерцанием горничной. Он выслеживает ее и соблазняет. Юное создание без слов отдается во власть нетерпеливого мачо, не подозревая, что доживает свои последние минуты. Когда в Шейне просыпается звериный инстинкт, совладать с ним он уже не может и одержимо вгрызается прямо в вагину. Смотреть, как извивается под его натиском юная женская плоть почти невыносимо. Боль здесь явно замешана на оргазме, потому-то жертва и не издает истошные вопли, а скорее жалобно скулит, как будто удивляясь происходящему. Так до поры безжалостно натуралистичная манера физиологического очерка с минимумом реплик и максимальной недосказанностью к финалу взрывается макабрическими эскападами «большой жратвы».



В конце пути Коры и Шейна пересекаются: два людоеда встречаются в доме доктора Семено как раз после очередного каннибальского ужина Коры. Шейн повторяет подвиг большого индейца из «Полета над гнездом кукушки»: душит ее со слезами на глазах, чтобы уже в одиночку продолжать нести тяжкое бремя людоедства. Что интересно, пару лет назад другая женщина-режиссер, англичанка Антония Берд, уже застолбила эту территорию в своем фильме «Людоед», где трактовала каннибализм как разновидность вампиризма. Патологически болезненный шарм Коры, а равно и исполняющей ее Беатрис Даль, «самой уродливой красавицы» среди французских актрис, второй раз вынуждает ее войти в одну и ту же воду. Еще 15 лет назад ее сошедшую с ума героиню в фильме «37,2 по утрам» уже отправляли на тот свет подобным образом, задушив подушкой. Французские женщины-режиссеры (и особенно преуспела в этом Катрин Брейя), видимо, решили отдать должное безумным страстям, реагируя на их ощутимый дефицит в современной жизни. Несмотря на кажущуюся неправдоподобность истории, фильм максимально приближен к реалиям и потому производит впечатление почти документального исследования из жизни каннибалов. Дени ничуть не осуждает своих героев, наоборот, убедительно констатирует: любовь — это вам не картошка. Это мясо с кровью!




i look like one Diana
Название фильма пропитано что ни на есть сущей правдой. С долей сарказма. У каждого свои проблемы. Неприятности. Обожаю красивых людей (комплимент Винсенту Галло). Обожаю волнующие фильмы. Если сделать из этих двух компонентов комбо, то получится «Что ни день, то неприятности» — фильм с задатком на качественный арт-хаус. Совершенно не нацелен на массовую аудиторию. Кино на грани. Переступи режиссёр черту, то получилась бы нудная картинка с проблесками минимального безумства. Но Клер Дени шла чётко по этой границе и в конце концов предоставила миру интересное, местами волнующее кино. Проблема в чём? Любви? Шэйн на столько дорожит своей Джун, что готов пойти на жертвы, лишь бы его молодая жена была в порядке. Или всё-таки похоть руководит разумом главного героя? 8 из 10




посмотрела, — очень хочется сказать: "кто-нибудь держите меня”…
Фильм вызывает шок тем, что не соответствует своей кровавой репутации — хоть и было съедено 2 человека (эти моменты сняты настолько физиологично, как у Аррабаля или Бунюэля), но сам фильм словно один из рассказов По или Лавкрафта, причем снятый со специальным режиссерским трюком — передается ощущение запаха кожи и вкуса, словно объясняя, что не очень то и важен этот каннибальский сюжет — важно тело, которое рядом, которое завораживает, но оно не ближе, чем кожа, и мол вся фабула в том что внутренний мир каждого — недоступен, доступно тело, а попытка стать ближе (влезть в душу) может означать только смерть… Что в действительности шокирует — так это то, как невероятно поэтично операторша Агнесс Годар сняла всю эту дикость, словно снимала не она, а ее отец Жан Люк Годар — Париж пугает своей обыденностью, а время растянуто планами в 5-10 минут, которые словно испытывают терпение зрителя + вместо диалогов — демонический взгляд Винсента Галло, которым он словно сканирует, гипнотизирует и увлекает на такую глубину, что начинаешь тонуть в состоянии тревоги. При этом в каждом микрожесте Триша Весси нежная при нежная, а в каждом колечке дыма от сигареты лихорадочной Беатрис Даль, читается необратимость, непоправимость загадочного "случившегося"... И если обычно в кино с замиранием сердца ждешь, что же произойдет, то здесь обреченно понимаешь: что-то уже произошло… Ну и плюс сюда же вибрирующий «отравленный» воздух, тонущий в медитативном ритме фантастически вылизанной инструментальной музыке Tindersticks, которая максимально близка к пределу печали... Дэвиду Линчу, к примеру, их музыка пришлась бы идеально, в синем бархате…
 





сюжет:
параллельно показываются 2 пары, на которых в свое время афро-доктор, ставил опыты, исследуя сексуальность мозга, и тем самым незаметно привил им обоим тягу к поеданию половых партнеров во время оргазма. С тех пор, бывшую подопытную — свою собственную жену Беатрис Даль, он, уезжая на работу, запирает в доме с железными решетками на окнах. Беатрис время от времени, все же, звереет и убегает из дома, - притворяясь придорожной шлюшкой, заманивает дальнобойщиков, занимается с ними сексом, а затем загрызает прямо в кустах… Мужу остается только закапывать обглоданные трупы на кольцевом шоссе, каждый раз, обнимая ее, и как бы утешая. Вот уж и правда trouble evеry day… Тем временем, 2-й подопытный Винсент Галло — мужчина также, не без странностей. Он летит в Париж на медовый месяц со своей невероятно нежной женой, но зайдя в туалет и закрыв глаза — он онанирует на окровавленную молодую девушку, в глазах которой нет ни страха, ни боли…




Затем поселившись в парижской гостинице, молодой супруг ходит за горничной, посылающей ему невербальные, но и недвусмысленные сигналы. Казалось бы — ну, идет по коридору отеля горничная, видим мы ее затылок, но откуда эта обреченность, страх, печаль? Гало это ощущает, но пока еще справляется со своей страстью, при этом для него любой обыденный жест невыносим, даже в метро он любой ценой пытается найти образы и лица, чтобы совершить невозможное — не превратить жену в свои каннибальские фантазии… Тем временем в дом к Беатрис Даль через подвал забирается пара молодых грабителей. Один из них — Николя Дювошель. Он видит через дверные щели Беатрис, и немедленно выламывает доски — она тем временем целует его своим безразмерным ртом, а затем заживо съедает во время секса… Галло в это время, в промежутках между экскурсиями в Нотр-Дам и на Эйфелеву башню ищет доктора по всем больницам и клиникам, но тот больше не является частью научного сообщества, — он исчез. Разыскав жену доктора Беатрис, страдающую от той же болезни, — задушил ее, а дом сжег. Ближе к финалу Галло конечно же, измученный бессонницей и кошмарами, соблазняет и загрызает эту миловидную горничную. Финал, в стиле «Пианистки» — обмен репликами с женой на фоне стекающих по стене капель крови: — "Я хочу вернуться домой" — "Конечно, дорогой". Только дом этот — в тех краях, откуда не возвращаются"…
 


Клер Дени, во первых, сняла фильм не о связи секса и смерти а, во-вторых, почти ничего не объяснила, кроме того что есть невидимая граница между любовью и страхом, желанием и невозможностью его исполнения. Потому что сильнее всего Беатрис и Галло хотелось укусить того, кого они действительно любят. Но именно этого они себе позволить не могли...
 




























 















Tricia Vessey

http://www.imdb.com/name/nm0895308/
http://www.kinopoisk.ru/name/2838/












Florence Loiret-Caille

http://www.imdb.com/name/nm0517975/
http://www.kinopoisk.ru/name/2841/










































Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020Бесплатный конструктор сайтов - uCoz