Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

стр 1  стр 2  стр 3

                   Jane Fonda

Автор: Галя Галкина http://www.peoples.ru/finans/undertake/fonda/interview.html
Сайт: Известия
Статья: Я УГОЖДАЛА ТРЕМ СВОИМ МУЖЬЯМ: ВСЕ ЧТО ХОЧЕШЬ, ДОРОГОЙ!
В Лос-Анджелесе в книжном магазине Book Soup на бульваре Сансет прошла презентация автобиографии Джейн Фонды "Жизнь так длинна". Королева бокс-офисов, выигравшая два "Оскара", и активистка, которую любили в СССР, не обошла в книге вниманием "своего приятеля" Михаила Горбачева и участие в первом совместном советско-американском фильме "Синяя птица". Джейн ответила на вопросы нашего корреспондента.


- Почему вы решили написать автобиографию?
- Чтобы проинспектировать два первых акта своей жизни и понять, каким должен быть третий.
- А почему вы решили издать ее?
- Всю жизнь я разрешала мужчинам "переиздавать" себя. Я угождала своим трем мужьям: "Все что хочешь, дорогой!" - это была я. Уверена, что этим недугом страдают и другие женщины. Я просто открываю им глаза на самих себя.
- Поэтому вы вынесли на публику ваши взаимоотношения с Роже Вадимом?
- Я знала, что если не расскажу, как я предала себя, то не смогу оставить старое позади.
- Уйдя от Вадима, вы стали политическим активистом. В своей книге вы признались, что вам хочется кричать, когда вы, просматривая старые видеозаписи, видите себя в этой роли. Неужели вы так сильно изменились с тех пор?
- В то время я встретила Тома Хейдена и вышла за него замуж. Том был лидером молодых бунтарей, и я стала ему подыгрывать.
- Дом, в котором вы жили, ваш отец называл "хибарой". Почему вы согласились на понижение уровня своей жизни?
- Таким образом мы показывали нашу политическую чистоту, от которой у меня скрежетали зубы. Например, если я вешала картину, то гвоздь показывался с другой стороны стены.
- Получается, что вы зарабатывали хорошие деньги и жили в некомфортабельных условиях?
- Деньги мы тратили на поддержку противовоенного движения. Когда шла война и умирали люди, не было смысла тратить их на себя. (Часть этих денег была израсходована на поездки по Америке, встречи с ветеранами вьетнамской войны и оплату поездки Фонды во вражескую столицу - Ханой в 1972 году, после которой ее прозвали "Ханой Джейн". Сейчас Фонда об этом сожалеет: "Я сунула свой нос в военные действия в стране, которая дала мне привилегии").
- Думаю, что если бы сегодня известная молодая актриса поехала в Ирак, встретилась там с мятежниками и выступила по радио с обращением к американским солдатами, то это был бы нонсенс.
- Подобное сравнение неуместно. Когда я поехала во Вьетнам, война шла уже восемь лет, большинство американцев были настроены против и большинство конгресса тоже.
- А что вы думаете о войне в Ираке?
- Я думаю, что произошла ошибка и мы должны покинуть эту страну.
- Вы несколько раз были в бывшем СССР. Что вам запомнилось больше всего?
- Встреча с Горбачевым в его кремлевском кабинете. Я была с Тедом Тернером, но Михаил Сергеевич большую часть времени проговорил со мной. Когда мы вышли, Тед прошептал: "Это слишком необычная ситуация для меня". Дело в том, что когда мы поженились, он попросил меня урезать наполовину все, чем я занимаюсь. И вдруг я оказалась "наверху".
- Вы основали в Атланте организацию по борьбе с беременностью девочек-подростков. Как вы им помогаете?
- Мы проводим лекции и семинары по вопросам секса и предохранения от беременности. А для беременных - уроки по воспитанию детей. Я бы сама не отказалась от подобных уроков после рождения первенца. Я не была хорошей матерью, когда росли мои дети. И мои родители тоже допускали ошибки в моем воспитании. Если у вас нет родителей, наставников, учителей, которые по-настоящему любят вас и заботятся о вас, то неизвестно, по какому пути вы пойдете, чтобы компенсировать этот пробел. (Сейчас дочери Фонды Ванессе 36 лет, она мать двоих детей ( от Роже Вадима), документалист по профессии. Ванесса живет в Атланте, там же, где последние 13 лет живет сама Джейн Фонда. Ее 31-летний сын Трой Гэрити от Тома Хейдена - актер).
- В конце апреля состоится премьера фильма "Свекровь-монстр", в котором вы играете после 15-летнего перерыва в кино. Почему вы решили вернуться в Голливуд?
- Частично из-за денег, так как половина моего гонорара пошла на зарплату сотрудникам "Центра Джейн Фонды" при университете Эмори в Атланте. (Ранее Фонда пожертвовала этому университету два миллиона долларов на исследования в области подростковой сексуальности. - "Известия") Другая причина состояла в том, что я хотела проверить: смогу ли я снова получить удовольствие от актерства? Результат проверки оказался положительным. "Кремлевские мили"

Джейн Фонда и Тед Тернер стояли у истоков "Кремлевской мили": Фонда предложила мэру Москвы Юрию Лужкову, что она во главе 1000 женщин обежит вокруг Кремля. И Лужков согласился. Однако пропагандистка бега трусцой, который она предлагала в качестве уникального средства от "всех болезней", обогнула московский Кремль, но нажила себе инфаркт. Художник Игорь Белковский вспоминает, как оказался свидетелем покупки русских матрешек Джейн Фондой на Арбате, когда она торговалась из-за 5 долларов: "Меня это, конечно, удивило. И где-то обидело. Она, кстати, так и не купила эти матрешки у моего коллеги".

 
 
 

Автор: Сергей Рахлин
Сайт: Аргументы И Факты
Статья: Джейн Фонда: «Я вернулась в свое тело»


— ДЖЕЙН, ваша героиня в картине «Чудовищная свекровь» пытается повелевать всей своей семьей. Лично вам такое желание знакомо?
— В детстве я, как и многие девочки, думала, что, для того чтобы быть любимой, я должна быть совершенной. Еще в раннем возрасте я «заразилась» болезнью, которую можно назвать disease to please (болезненное желание угождать. — Авт.). Это определило многое в моей жизни на долгие годы. До недавнего времени. Так что я больше похожа на сына моей героини, чем на нее саму. «О вещах, которые я делала и которыми отнюдь не горжусь»

— КАК думаете, вы хорошая мать?
— Я не была хорошей матерью, особенно для моего первого ребенка (Ванесса Вадим, 1968 г. р., отец Роже Вадим. — Авт.). Потому что сама себя еще не родила. Больше походить на мать в полном смысле этого слова я стала, когда родился мой сын (актер Трой Гэрити, 1973 г. р., отец Том Хайден. — Авт.). Теперь я стараюсь исправить те ошибки, что допустила в отношении своих детей, и думаю, что преуспела в этом. Внуки (а у меня их двое) — это еще один шанс для меня. Как личность я могу дать им больше, чем своим детям.
— Вы написали очень откровенную книгу «Жизнь так длинна», где, в частности, рассказали о том, что ваш муж, кинорежиссер Роже Вадим, приводил в дом других женщин и вы занимались «любовью втроем». Как к публикации книги отнеслась ваша дочь Ванесса Вадим?
— Ну я бы не написала об этом, если бы не поговорила с Ванессой. Я много говорила с моими детьми о тех вещах, которые делала в своей жизни и которыми отнюдь не горжусь. И объясняла им, почему я это делала. И не только моим детям, но и детям Теда. Они все читали те части книги, которые касались их отцов. И мои ныне живущие бывшие мужья читали соответствующие главы. Я внесла все изменения, о которых они попросили. Я в книге никого ни в чем не виню. Это не книга — сенсация. Я написала то, о чем написала, по конкретной причине. Я пыталась показать, как далеко может добровольно пойти женщина в предательстве самой себя, если она чувствует, что недостаточно хороша для этого мужчины. Я везде подчеркиваю, что Вадим никогда меня не эксплуатировал, он никогда не заставлял меня. Это была я сама.
— Вы сильно изменились за последние 15 лет?
— Об этом я написала книгу! Быть человеком творчества, артистом — это жизнь на одной силе воли. Особенно когда состоишь в неудачном браке. Вы себя убеждаете: я сделаю так, чтобы это работало, я добьюсь этого во что бы то ни стало! Вы фактически живете внутри своего мозга. А для творчества нужно глубоко дышать и быть расслабленным. Я долгое время была на это не способна. И страдала. Я до смерти боялась идти на работу и не хотела больше заниматься искусством. И тут я встретила Теда Тернера, и мне больше не нужно было играть. Я была за это благодарна. Но сейчас я больше не живу в своей голове. Я вернулась в свое тело. Я цельный человек теперь. «Будем откровенны: деньги на дороге не валяются»

— ВЫ УШЛИ из кино на пике успешной карьеры. Скучали по экрану?
— Я по Голливуду не скучала! Абсолютно! Это не такая уж прекрасная жизнь! Но год назад я поняла, что стала совсем другим человеком, чем была 15 лет назад. Стало любопытно, принесет ли процесс съемки мне какую-то радость, и тут подвернулся сценарий с этим невероятным персонажем. И потом, будем откровенны: деньги на дороге не валяются!
— Раньше вы активно занимались общественной деятельностью и даже политикой. Многие помнят кадры времен войны во Вьетнаме: вы в каске сидите в кресле наводчика вьетнамской зенитки. За выступления против войны вас обвиняли в измене.
— У меня много сторонников. Правда. Я все время получаю письма от ветеранов вьетнамской войны, которые меня простили и которые понимают, что война была неправедная. Проблема в том, что из-за ошибок, которые я сделала, меня превратили в пугало. Был создан миф, который стал больше меня самой. Этот миф помогает правым продвигать свой взгляд на мир. Он не имеет ничего общего со мной, а имеет много общего с ними. И поскольку мы никогда не придем к общему знаменателю по Вьетнаму, то проблема этой войны и войн вообще остается открытой. Но меня печалит, что из меня делают козла отпущения.
— Джейн, вы несколько раз были замужем. Не исключаете для себя возможности нового брака?
— В моем возрасте ничего нельзя исключать. Надо это прекратить. Я ведь уже исключила, что буду сниматься в кино. И вот мы с вами встречаемся по поводу этого фильма.
— Судя по всему, этот новый, говоря театральным языком, акт вашей жизни будет интересным.
— Я и книжку свою написала в трех актах. Когда приблизилась к шестидесяти годам, поняла, что, если мне не суждено прожить лет до девяноста, это будет моим третьим актом. В нем я все суммирую и извлекаю смысл. Скотт Фицджеральд как-то сказал, что в Америке нет второго акта. Я бы не поняла этих слов, если бы не прожила восемь лет во Франции. Одной вещью у французов я не перестаю восхищаться — тем, что, когда женщина начинает стареть, ее не списывают со счетов.
 
 
 

Сайт: People's History http://www.peoples.ru/

Автор: Джин Ландрам (пер.Сажнева Н.Н.)
Источник информации: Тринадцать женщин, которые изменили мир. сс. 344-375
Она была известна как Леди Джейн, Джейн Ханоя и Гражданка Джейн, все эти прозвища вызывают в воображении положительные и отрицательные эмоции практически у каждого. Большинство мужчин ненавидят ее за политическую активность, а многие женщины восхищаются ею, потому что она достаточно сильна, чтобы стать на защиту своих убеждений и никогда не отступала независимо от того, насколько было распалено общество. Неважно, каковы ваши чувства к ней, но эта женщина, обладая гибким талантом, позволившим ей преобразовать индустрию видеозаписей, повлиять на сферу здоровья, установить новые стандарты для актрис, сумела превзойти самое себя и, воодушевляя своей искренностью, повести за собой людей к общественной активности.
Джейн Фонда - загадка, которая использовала творчество и бунтарство для достижения своих целей. Она достигла многого в самых разнообразных сферах деятельности, и все же главным ее достоинством, проявленным в многочисленных формах, было то, о чем мечтали большинство людей. Она привыкла в неподражаемом стиле классического предпринимателя игнорировать традиции и мнения экспертов, неизменно следуя только зову своего сердца для реализации планов. Фонда никогда не позволяла так называемым экспертам влиять на свое понимание истины и часто допускала немыслимые "ляпы" на пути к триумфу. Но даже при этом она осталась динамичной индивидуальностью, желавшей и способной изменяться в соответствии с требованиями ситуации.
Фонда максимально парадоксальна. Практически, она росла как анонимная "бедная родственница" знаменитого отца, Генри Фонды. И при этом она все-таки сумела превзойти его во всех сферах и видах деятельности, за которые только принималась, за исключением разве что сцены. Фонда превосходна не потому, что обладает какими-то сверхъестественными способностями или красотой, нет. Ее влекло неудержимое желание быть самой лучшей, и она становилась самой лучшей, какой только могла быть. После своего первого выступления на сцене в двадцать один год, она пообещала себе, что "никогда в жизни не будет делать ничего другого, но станет самой великой театральной актрисой из всех, кто только выходил на сцену". Эта клятва прозвучала сразу после ее первой роли в "Жила-была маленькая девочка", с которой началась ее жизнь в шоубизнесе. Фонда становилась самой лучшей или была близка к этому, во всем, за что бы ни бралась. Она также создала общественное представление о себе как об одной из самых сложных и противоречивых личностей нашего времени. Она была экстраординарным сексуальным символом в свои двадцать, озлобленной революционеркой в тридцать, всемирно известным гуру комплекса аэробики для приведения себя в наилучшее состояние в сорок и исключительно удачливым предпринимателем и владелицей цепи собственных центров аэробической подготовки в пятьдесят. Фонда занималась всеми этими делами, одновременно не порывая с деятельностью актрисы мирового класса и независимого продюсера. Она была воплощением энергии и в течение жизни больше перевоплощалась, чем любая другая общественная деятельница в истории, за исключением, возможно. Мадонны. Парадоксы Фонды - это переплетение ее бесконечных ролей и увлечений:
Сексуальный символ, Барбарелла, которая закончила поддержкой феминистского движения.
"Мисс армейская вербовка" в 1962 году, которая основала организацию "Долбаная армия" в 1971 году и заслужила прозвище "Джейн Ханоя".
Исступленная наркоманка, курящая марихуану и глотающая маковые таблетки, страдающая одновременно анорексией и булимией, которая стала всемирным гуру по обучению людей искусству совершенствования организма и укрепления здоровья.
Страстный критик косметической хирургии, что не помешало ей подвергнуться операциям по расширению глаз и имплантации груди.
Озлобленная антикапиталистка, которая стала до мозга костей прожженной капиталисткой, владеющей собственностью больше 100 миллионов долларов.
Сторонница новых левых и дела социализма, постоянно финансирует мужа-радикала Тома Хайдена, но затем разводится с ним только для того, чтобы выйти замуж за Теда Тернера, консерватора.
Если бы даже ничего другого не было, Джейн Фонда оставалась бы самостоятельной женщиной. Она никогда не раболепствовала перед какой-либо группой или организацией. У нее несгибаемый дух и сильная водя, повсеместно заслуживающие уважение женщин. Ее упорство, завоевало ей титул "Самой восхитительной американской женщины" ("Roper Poll", 1985), а также она была близка к титулу "Самой восхитительной" в списке Гэллапа. В 1984 году Фонда шла по оценочным баллам сразу за матерью Терезой, Маргарет Тэтчер и Нэнси Рейган. Всеобщее восхищение ею проистекает из ее гибкого характера и смелости, с которой она неоднократно бросала вызов обществу. Фонда делала то, о чем большинство женщин только мечтали, и делала это с блеском- Властность, которую она постоянно излучает, делает ее ролевой моделью для большинства привычно уступчивых домашних хозяек во всем мире. Она никогда не позволяла какой-либо элитной власти управлять собой, и это качество интриговало и возбуждало тех, кто привык со всеми обращаться свысока.
Парадоксально, но независимая Фонда была послушной и податливой женой всех трех своих властных мужей. Она нашла сексуального наставника в лице Роже Вадима, идеологического и политического руководителя в Томе Хайдене и учителя власти в лице Теда Тернера. Она была молчаливой, на все согласной домашней хозяйкой и матерью при первых двух мужьях, хотя всегда зарабатывала больше всех в семье и была главным кормильцем, да еще при этом оказывалась самой популярной и сильной личностью. В Теде Тернере Фонда обрела мужчину неожиданно самостоятельного, который миллиардным состоянием был обязан только самому себе и впервые для нее оказался более заметной и сильной личностью, чем она. Этот любовно-деловой союз еще принесет им массу действительно интересного.
Фонда снялась в сорока кинофильмах, которые принесли ей семь наград "Оскар". По мере появления на экранах она выигрывала награды киноакадемии как самая лучшая актриса в фильмах "Клюта" (1971) и "Возвращение домой" (1978). Она сама была продюсером "Возвращения домой" и еще четырех кинофильмов, включая и наиболее шумно встреченный "У Золотою озера" (1981), в котором участвовали ее отец и ее детский идеал Кэтрин Хепберн. Фонда была одержима стремлением самой занять высшую степень. Эта мятежница-новатор отметила пятидесятилетний юбилей тем, что 21 декабря, 1987 года вошла в "Лучшую двадцатку" журнала "Billboard" с тремя видеоклипами упражнений. Трудно было себе представить, что на таком почетном месте в столь престижном списке можно будет встретить имя человека, шагнувшего за свой полувековой рубеж. Обожающая ее публика принесла ей беспрецедентную для видеокассет с физическими упражнениями прибыль в 500 миллионов долларов.
Самая первая разработка записи Фонды, выпущенная 25 апреля 1982 года, заняла высокое место в хит-параде с шестидесятидолларовым призом и оставалась там в течение трех лет. До Фонды никто видеокассетами не торговал, их только брали напрокат. Первая же ее видеозапись с упражнениями, восстанавливающими здоровье и самочувствие, стала бестселлером видеозаписи во всей американской истории. Джим Мейгс, редактор "Video Review", сказал: "Джейн Фонда - самый важный фактор успешной продажи для полного бизнеса видео". Когда она выпустила свою "Книгу разработок" в 1982 году, весь тираж, состоящий из 1,8 миллионов экземпляров, был раскуплен, что явилось самой большой распродажей нехудожественной книги во все времена, исключая, разумеется, Библию. Все, что делала Фонда, было захватывающим или превосходным. Она попробовала себя и как актриса, и как продюсер, и как звезда видеозаписи, и как автор. Даже ее заигрывания с политической активностью выглядели изящными и драматичными. В качестве Джейн Ханоя она была самой известной и запоминающейся выразительницей протеста против войны во Вьетнаме. Независимо от того, что думают о ее политике разные люди, никто не может игнорировать ее искренность и бесстрашное поведение в борьбе за свои убеждения. Ее успех признавался лидерами промышленности каждый раз, какой бы сферы деятельности она ни касалась, и она заслуживает триумфа и признания как истинного творческого гения, который изменил мир к лучшему. ИСТОРИЯ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ

Маленькая "Леди Джейн" Фонда родилась в больнице "Докторе" в Нью-Йорке 21 декабря 1937 года. Она была первым ребенком актера Генри Фонды, который быстро становился звездой первой величины на сцене и в кинофильмах. Он был самим совершенством и уже имел определенные писательские и актерские амбиции, прежде чем к нему обратились с приглашением в театр. Джейн было предназначено унаследовать его стремление к совершенству и актерские способности. Ее мать, Фрэнсис Сеймур, была второй женой Генри. Актриса Маргарет Салливан, первая жена Фонды, совершила самоубийство. Фрэнсис была вдовствующей светской женщиной, погрузившейся на время в отшельничество. Истеричность и эмоциональные срывы делали ее плохой женой и матерью, ее взбалмошное поведение возбуждалось мужем, склонным к тиранству и волокитству на стороне. У Фрэнсис была другая дочь, Фрэнсис де Виллар Брокау (по прозвищу Кастрюля), от ее предыдущего брака со спившимся финансистом Джорджем Брокау. Мать Джейн отчаянно хотела сына, чтобы никто не заслонял положение ее первой дочери в семье.
Джейн родилась в Нью-Йорке в тот момент, когда Генри играл в спектакле на Бродвее. Фрэнсис была настолько огорчена рождением дочери вместо ожидаемого сына, что все ее чувства к Джейн буквально заморозились. Она немедленно передала Джейн медсестре и отказала ей в малейшей привязанности. Фонда позже сказала: "Мне никогда не нравилось, как она прикасается ко мне, потому что я знала, что на самом деле она не любит меня". Кровная близость так никогда себя и не проявила, и это будет преследовать их обеих многие годы.
Джейн была ребенком обоих побережий и вернулась в Голливуд вскоре после своего рождения по маршруту, по которому она будет путешествовать неоднократно годы и годы. Она была сверхподвижным сорванцом, одержимая стремлением завоевать любовь своего отца. Она говорила в интервью журналу "Ms.": "На меня только один человек оказывал влияние, но мощное и решительное, это был мой отец. Он имел власть. Все вокруг было наполнено его присутствием, даже когда его там не было.... Я стала сыном моего отца, его сорванцом. Я собиралась быть храброй, завоевать его любовь, быть жестокой и сильной". В восьмидесятых она даже осмелилась сказать: "У меня всегда была глубоко укоренившаяся психологическая потребность быть мальчиком".
Фонда была толстушкой по сравнению с изящной матерью, которая постоянно придиралась к ее весу. Это непрекращающееся психологическое давление в конечном счете привело к встрече двадцатилетней Фонды с тяжелой анорексией и булимией. Фонда признавалась своим изголодавшимся по материнской любви детям: "Когда я была совсем маленькой девочкой, я мечтала о чем угодно, но больше всего мои мечтания были связаны с основной потребностью любого человека: чтобы его любили, и чувствовала себя полностью разбитой из-за неудовлетворенности этой потребности". Единственная причина для ее безумной жажды привязанности заключалась в бесконечном отсутствии Генри. Джош Логан, крестный отец Джейн и самый лучший друг Генри, характеризовал его как невыносимо холодного, жестокосердного отца. Брук Говард, подруга детства Джейн, вспоминала: "Хенк ужасал любого", его никогда не было рядом. Логан добавлял: "Казалось, что Генри всегда где-то в другом месте, даже когда он был в соседней комнате. Он не знал, как проявить любовь к своей семье, а может быть, именно этого и не хотел делать". Джейн сказала однажды: "Я благоговела перед моим отцом. Уже довольно взрослой девушкой я готова была вытворять что угодно, лишь бы привлечь к себе его внимание". Джейн так ненавидела свою мать, что однажды заявила ей, что всегда желала, чтобы ее матерью была Кэтрин Хепберн.
Джейн провела свои первые годы в Калифорнии, где была окружена суровой заботливостью со стороны гувернантки, которая отбивала у нее охоту к объятиям и поцелуям. Гувернантка говорила, что привязанность могла бы сделать Джейн эмоционально слишком зависимой. Это было идентично условиям воспитания Теда Тернера, созданным его отцом, желавшим заставить сына чувствовать опасность. Ранний сенсорный и эмоциональный голод, кажется, приводил к противоположным результатам, поскольку сформировал ее в эмоционально зависимого взрослого. Джейн посещала целый ряд школ-пансионов и частных училищ, начиная с Брентвуд-тауна и дневной школы в Калифорнии. Ее мать становилась все больше и больше ненадежна и невротична. В течение войны Фрэнсис пыталась сойтись с другими мужчинами и лечиться от состояния депрессии. Джейн искала спасения в занятиях лошадьми, атлетикой и в книгах. В своей подруге и соседке Брук Говард она находила выход своим эмоциям и привязанность. Мать Брук была первой женой Генри, и два семейства много лет поддерживали странные близкие отношения, пока мать Брук не покончила с собой. Брук вспоминала об этом периоде: "Все мы словно благоговели перед Джейн. Казалось, ничто не может расстроить ее. Она была подтянутая, очень уверенная в себе и очень жесткая. Как закаленная сталь". В душе Джейн навсегда запечатлелось ощущение покинутости и смущения. Когда Генри получил заглавную роль в "Господине Робертсе" на Бродвее в 1948 году, Джейн исполнилось одиннадцать. Семья вновь отправилась в Гринвич, штат Коннектикут, где Джейн поступила в Гринвичское училище. Ее ближайшая подруга Брук Говард вскоре присоединилась к ее семье.
В Коннектикуте мать Джейн вновь стала вести отшельнический образ жизни. Фактически она никогда не оставляла спальни и превратилась в домашнего тирана. Джейн была полностью предоставлена самой себе и в этих условиях обрела чрезвычайную самоуверенность. Отец ее постоянно отсутствовал, а мать была психически больна. Не испытывая никакой эмоциональной привязанности к матери, Джейн росла полной хозяйкой собственной судьбы, и такой самостоятельной женщиной она вошла в сложный подростковый возраст. В этот момент Генри предложил Фрэнсис развестись, чтобы он мог жениться на двадцатиоднолетней Сьюзан Бланчард, приемной дочери Оскара Хаммерштейна, чем ускорил наступление беды. Фрэнсис была настолько потрясена, что у нее наступил нервный срыв, из-за чего ее отправили в психиатрическую лечебницу "Остен Риггс". 14 апреля, 1950, мать Фонды покончила с собой, воспользовавшись одним из бритвенных лезвий Генри, она перерезала горло от уха до уха. В это время Джейн было двенадцать, а ее брату Питеру только десять лет. Детям сказали, что у матери был сердечный приступ, и только позже они узнали ужасную правду от друзей.
Генри женился на Сьюзан Бланчард через девять месяцев после самоубийства Фрэнсис, и Джейн наконец обрела пример для подражания, которая вызывала у нее восхищение; Сьюзан была всего лишь на десять лет старше и нежно любила ее. Питер Фонда, любимчик матери, был буквально раздавлен, узнав о ее смерти. Он попытался застрелиться, когда его отец и "Сьюзан проводили свой медовый месяц, и в течение целых четырех дней был между жизнью и смертью. В течение следующих нескольких лет жизнь Джейн была еще более лихорадочна, чем раньше, раздираемая путешествиями, переездами и семейными скандалами. Она поступила в школу-пансион Эммы Виллар в пригороде Нью-Йорка, где прославилась как независимая отступница. Одна из ее школьных подруг вспоминала: "Джейн был прирожденным лидером и никогда не боялась оказаться в центре внимания". Она постоянно оспаривала строгую власть школы. Одно из правил пансионата, например, требовало, чтобы к обеду все студентки надевали туфли с высокими каблуками и жемчуг. К очередному обеду Джейн вышла, гордо ступая на высоких каблуках и сверкая жемчугом, в соответствии с упомянутым требованием к студенткам; правда, больше на ней ничего не было. Многолетняя привычка к уверенности в себе приучила, ее к неповиновению и бунтарству, и она не боялась показать это.
Фонда поступила в колледж Ваззара, где после четырех лет обучения в средней школе "только для девушек", она вдруг не на шутку разошлась, обнаружив вокруг себя внимательных и взрослых мужчин. Ее подруга Брук тоже поступила в Ваззар, чтобы быть рядом с нею, и, несколько сглаживая и смягчая, вспоминала: "Джейн никто не считал образцовой студенткой. Она провела весь свой первый курс не заходя в классную комнату". Фонда и сама позже говорила: "Я полностью сошла с катушек". Она жила в Ваззаре целиком предоставленная самой себе. Одна из воспитанниц этой школы по секрету говорила: "Она была абсолютно неразборчива в друзьях - для нее это было не сложнее, чем пошутить за столом". Она пропускала комендантские часы и исчезала на несколько дней подряд. Ее отец женился на графине Эфдеро Франчетти, когда Джейн Фонда заканчивала первый курс, его четвертый брак только усилил эмоциональный беспорядок в душе дочери. Джейн договорилась с отцом, что он позволит ей бросить опостылевший Ваззар и отправиться в Париж для изучения искусства в Сорбонне. Фонда прекрасно разбиралась в психологии и, зная своего отца, сделала все, чтобы великий актер не захотел огорчать свою дочь категорическим отказом, обуреваемый любовью. Генри, разумеется, дал согласие и устроил ее в Школу Искусств в Париже. Позднее она признавалась, что вела в Париже, на Левом берегу, далеко не монашескую жизнь с попойками и распутством: "Я отправилась в Париж, чтобы стать живописцем, но прожила там больше шести месяцев, так никогда и не раскрыв мои краски". Маленькая Леди Джейн крепко стояла на пути к становлению Вызывающей Джейн начала шестидесятых. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КАРЬЕРА

 
стр 1  стр 2  стр 3
 
 

 
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020Бесплатный конструктор сайтов - uCoz