Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Ускользающая красота / Stealing Beauty



Название (eng): Stealing Beauty
Год выпуска: 1996
Жанр: Драма
Производитель: Jeremy Thomas Productions
Режиссер: Бернардо Бертолуччи /Bernardo Bertolucci/
В ролях: Джереми Айронс /Jeremy Irons/, Лив Тайлер /Liv Tyler/, Джейсон Флеминг /Jason Flemyng/, Стефания Сандрелли /Stefania Sandrelli/, Карло Чекки /Carlo Ceochi/, Шинейд Кьюсак /Sinead Cusack/ Rachel Weisz

О фильме: После самоубийства матери, известной поэтессы и топмодели, юная американка отправляется в Италию. Героине предстоит провести лето на вилле давних друзей семьи, вновь встретиться с мужчиной, который четыре года назад подарил первый в ее жизни поцелуй. Но есть еще один, быть может главный мотив этой поездки: стремление найти разгадку непонятной записи в оставленном матерью дневнике. Смысл сказанного может открыться только в Италии…

 

 




Сюжет
В переводе с итальянского название этого фильма звучит иначе — «Я танцую сама по себе». Прекрасная юная американка (Лив Тайлер) после самоубийства матери, известной поэтессы и топ-модели, отправляется в Италию. Ей предстоит провести лето на вилле давних друзей семьи, расположенной на фоне живописных тосканских холмов. Там же героиня встречает мужчину, который подарил ей четыре года назад первый в ее жизни поцелуй. Другой мотив ее путешествия кроется в стремлении понять загадочную запись в дневнике матери, смысл которой может открыться только в Италии.

 

Экзистенциальная мелодрама
Сергей Кудрявцев  8.5/10
Несмотря на распространённое мнение, что итальянский киноклассик Бернардо Бертолуччи давно уже устал и не может создать нечто достойное своего великого имени, эта лента не так однозначна и будто бы легко прочитывается, как это многим показалось на первых просмотрах в фестивальной суете в Канне или Сочи. Причём «Ускользающая красота» (таково российское прокатное название) появилась на пиратском видео под вроде бы глупым названием «Красотка-воровка». Однако в этом просторечном обороте переводчика неожиданно обнаружился особый смысл.

Конечно, автор сюжета Бернардо Бертолуччи и сценаристка Сюзан Мино невольно породили загадку для тех, кто попытается перевести англоязычное название поведанной ими истории. Она рассказывает о девятнадцатилетней красивой американке Люси, которая приезжает на лето в итальянскую провинцию Тоскана — чтобы найти своего настоящего отца, а также того идеального мужчину, кто лишит её невинности. Знаменательно, что выбранная режиссёром на главную роль после долгих поисков восемнадцатилетняя американка Лив Тайлер тоже лишь в подростковом возрасте узнала, что является дочерью Стивена Тайлера, лидера рок-группы Aerosmith.

Рекламируемая даже в качестве эротической мелодрамы, эта картина гениального автора «Последнего танго в Париже» кое-кем действительно воспринимается как соблазнительный рассказ всё-таки немолодого постановщика (ему было уже 55 лет во время съёмок), любующегося, словно эстет-порнократ, прелестями девственницы — Лолиты 90-х годов из Америки. Забавно, что английский актёр Джереми Айронс сразу после участия в Stealing Beauty был приглашён Эдрианом Лайном на роль Гумберта-Гумберта в новой версии «Лолиты», а на каннской пресс-конференции журналисты стремились оскорбить Бертолуччи, заявляя, что он якобы тоже попытался косвенно экранизировать роман Владимира Набокова. Поэтому и версии переводов названия были зазывающими — «Покоряющая красота», «Подкупающая красота», «Украденная красота» и т. п.

Возможно, поскучав в течение первого часа и даже поиронизировав над «Последним танцем в Тоскане» (хотя вновь, как и всегда у Бертолуччи, сцена танца, на этот раз в одном из старых итальянских замков, относится к самым ключевым в фильме), внимательный, а главное — тонко чувствующий зритель, настроенный на камертон автора, может вдруг уловить, что возвращение итальянского режиссёра на родину после 15-летнего отсутствия не является ни случайным, ни таким уж бесхитростно наивным. А его исповедальное высказывание по поводу того, что в данной ленте он отправился внутрь самого себя, не выглядит таким уж дежурным.

Казалось бы, сам постановщик посмеивается над Италией, «нацией, которая может произносить лишь длинные монологи», и вообще над стремящейся к объединению Европой (симптоматично, что разговоры ведутся сразу на нескольких языках — английском, итальянском, французском, немецком). Время проходит в пустопорожних псевдоинтеллектуальных беседах и в усталых забавах людей, которые ещё пытаются не утратить хоть какую-либо радость жизни. «Вырождающийся рай», давно позабытое величие Римской империи (как и потерянный «золотой век» Древней Греции), существование, которое лишено не только мифологического, но и телеологического (то есть целесообразного) плана, медленное умирание культуры и цивилизации от неважно какой болезни… Прежде всего, это относится к Алексу, одному из гипотетических отцов Люси, которому всё-таки важнее её присутствие в качестве напоминания о бурной молодости и временах Lucy in the Sky with the Diamonds — намёк должен читаться не только любителями LSD и поклонниками The Beatles.

Такова «сладкая жизнь» в конце XX века разнородных обитателей поэтичных тосканских земель, куда неумолимо вторгаются чужеродные силы, как, например, телеретрансляторы, противостоящие скульптурам Иэна, ещё одного возможного родителя Люси. А она, в свою очередь, как бы повторяет судьбу матери-американки, модельерши и поэтессы в одном лице, которая во время поездки по Италии в августе 1975 года переспала с кем-то из едва знакомых мужчин. И не имеет значения, с кем именно — представительница нового «поколения Х» может быть дочерью любого из тех, кто жил в уныло-трагическую эпоху «после революции», когда на смену бунтарским настроениям шестидесятых пришли разброд и шатания семидесятых.
Бернардо Бертолуччи стремился вынести приговор тем временам ещё в своей самой неудачной, пожалуй, картине со знаменательным названием «Трагедия смешного человека» об отце-промышленнике, который вынужден расплачиваться за ниспровергательские грехи родного сына. Кстати, именно после съёмок этого фильма 1981 года режиссёр практически покинул Италию, поселившись в Лондоне, а за поисками новой духовности отправился на Дальний и Ближний Восток, сняв свою «ориентальную трилогию» — «Последний император», «Под покровом небес» (лишь мимоходом надо отметить перекличку данной ленты с «Ускользающей красотой» благодаря мотиву «губительной силы большой и красивой любви») и «Маленький Будда».

Но немаловажно и то, что в промежутке между эпической фреской «Двадцатый век» (там автор в середине 70-х годов пытался прорваться от камерной монологичной драмы к романной диалогичной структуре) и упомянутой «Трагедией смешного человека» Бертолуччи снял наиболее психоаналитичную работу в собственном творчестве — «Луна» (1979). Она тоже стала своеобразной жертвой непонимания со стороны критиков и зрителей, не пожелавших не увидеть ничего, кроме темы скандального инцеста между оперной певицей-американкой и её пятнадцатилетним наркотизирующимся сыном, который тяжело переживает смерть отца, а в финале узнаёт, что появился на свет от интимной связи матери с итальянским учителем. Кстати, мотив идентификации отца, словно «эдипов комплекс», попутно связанный и с идеей поисков дома и вообще своего не столько географического, сколько духовно понятого отечества, присутствует не только в «Луне», но почти в каждой ленте Бернардо Бертолуччи, по-новому отозвавшись в Stealing Beauty.
Люси родилась в мае 1976 года (забавно, но это дата премьеры «Двадцатого века» на фестивале в Канне), то есть она — Телец и Дракон. И внезапно возникшая во время просмотра «Красотки-воровки» (или же не так упрощённо — «Обкрадывающей красоты») аналогия со знаменитым живописным полотном «Похищение Европы» на античный сюжет о Зевсе в облике быка, который украл одно из исконно хтонических божеств, связанных одновременно с производительной силой земли или воды и умерщвляющей потенцией преисподней, отнюдь не парадоксальна.

Конечно, и саму «широкоглазую» (эпитет луны) девушку, которая испытывает странное томление в момент полнолуния, можно принять за страдательную фигуру — аналог похищаемой богини Европы, нередко отождествляемой с Луной. Но согласно «Мифологическому словарю», Европа является также коррелятом (то есть соотнесённой персоной) древнего Зевса Евриопа («широкогласного»), восходящего к догреческим культам Северной Греции и Малой Азии. В этом смысле ритуал похищения Европы Зевсом начинает напоминать обряд самособлазнения, автоэротики, чем, собственно говоря, и занята юная Люси, выбирая себе сексуального партнёра как жертву для собственной же инициации, самопожертвованного расставания с невинностью.
А странный персонаж в исполнении очень старого и седого Жана Маре (не только романтического кумира публики, героя костюмно-приключенческих фильмов, но и исполнителя роли Орфея у Жана Кокто) бубнит по-французски о том, что теперь никто уже не помнит о Дьяволе. И ангелоподобная девушка Люси — почти как искушающий всю буржуазную семью незнакомец (то ли Агнец Божий, то ли Ангел Тьмы) в шедевре «Теорема» Пьера Паоло Пазолини, пророчески появившемся в критический для европейского самосознания 1968 год.

Бертолуччи как непосредственный ученик и творческий наследник Пазолини создал спустя 28 лет свою трагическую притчу о Зловещении (в противовес Благовещению), явлении персонифицированного соблазняющего начала (интересно, что и двойное грехопадение Люси и Освальдо, словно Евы и Адама, происходит под величественным древом) в тот анемичный и растерянный мир современной Европы, которая готова и к тонкому искушению, и к грубому похищению. Финальные кадры с видами городов Италии с птичьего полёта тоже как бы рифмуются со снятыми чуть сверху сценами в пустыне из «Теоремы», куда удалился владелец фабрики, по-библейски познав загадочного посланника.
«Теорема» успела получить премию экуменического жюри в Венеции-68 и удостоиться анафемы римского папы. А ныне метафизическим богохульством никого не удивишь и не возмутишь. Тем не менее, обидно, что в Канне-96 жюри во главе с Фрэнсисом Фордом Копполой отметило скучно-бытовую картину «Тайны и ложь», провинциально-кровавый «Фарго», дерзко провокационную «Автокатастрофу» и даже «Рассекая волны» мыслящего как бы «по касательной» датчанина Ларса фон Трира, другого певца «заката Европы». А вот ускользающе («как в зеркале, гадательно, а не лицом к лицу») умное и исподволь трогательное творение Бернардо Бертолуччи вообще осталось без наград. Впрочем, на кинофестивалях он их никогда и не имел!

Arbodhy рецензии
Коршуны Маркиза де Сада Бертолуччи — последний из гениальных итальянских философов эротоманов-порнократов, владеющих тайным знанием о том, как самый разнузданный секс (в смысле морали) сделать изящным, красивым и возвести в ранг искусства. В почтенном возрасте, когда люди задумываются о Боге и обрастают слоями непробиваемой нравственности, Бертолуччи гнет свою линию скандальности, идя в кадре на столь чувственные эксперименты, за которые его фильмы ограничивают в прокате. После возвращения режиссера на Родину, он выдал две работы о пуританских американцах в грязной, пресыщенной удовольствиями Европе и европейцах, открывающих заморским гостям невиданные ранее горизонты. «Ускользающая красота» действительно сногсшибательно красива, как и новая реинкарнация Лолиты Лив Тайлер. И это не та прямолинейная красота, на которую каждый дурак показывает пальцем, а та которую способен заметить лишь истинный ценитель. Юная девственница приезжает на виллу в Тоскану в поисках отца, ответов на вопросы и молодого человека, который подарил ей первый поцелуй.

Но девочке уже девятнадцать, она созрела, и теперь прекрасный плод смущает своей невинностью все мужское население богемной тусовки. Обилие персонажей заставляет играть зрителя в сомнительный тотализатор, ставя на того, кто первый лишит Люси девственности, а то что это произойдет, итак ясно. Сама Люси не только красива, но и чиста, не ведая о всех тех довольствах плоти, которыми ее соблазняют. Но в отличие от Мэтью из «Мечтателей», ночные забавы обитателей вызывают в Люси лишь легкий интерес, но никак ни желание окунуться с головой в этот вертеп. Бертолуччи как и положено любуется красотой тел, сияющих под солнцем Тосканы, обнаженных, покрытых капельками воды, столь естественных в своей наготе, что, наверно, ни возраст, ни положение никого не останавливает. Естественны и, видимо, так же должны быть прекрасны выделения их тел. Камера то и дело фиксирует слюни, блевотину и процесс мочеиспускания. Впрочем все это ничуть не портит красоту самого фильма, изысканного как в своих кадрах, так и всей богемности ситуации — виллы, напрочь забитой художниками, поэтами и скульпторами. А как известно, богема — самый развращенный народ, достигающий таких высот в искусстве получать удовольствия, которые могут шокировать простого обывателя.

И теперь, пресытившись жизнью, телами друг друга и томящим итальянским пейзажем, они, как коршуны, наблюдают за прекрасной Люси, еще не испохабленной и девственной. Красота души Люси вот-вот готова ускользнуть, и единственный человек, по большому счету такой же любитель нимфеток как и все, умирающий писатель в гениальном исполнении Джереми Айронса (который чуть позже исполнит роль самого Гумбета Гумберта в очередной экранизации «Лолиты» В. Набокова), он охраняет Люси от посягательств коршунов, желающих сорвать прекрасный цветок. Благо и девушка осталась такой же чистой и прекрасной, и молодой человек, которого она выбрала, не походил на остальных. И в целом все хорошо. Но несмотря на весь блеск «Ускользающей красоты», чудесный саундтрек и умопомрачительные по своей красоте сцены, фильм оставил неприятный осадок, напомнив о таких вот коршунах, что губят чистый души ради своего удовольствия. В «Мечтателях» было все то же самое, только более законсервированная обстановка и молодость как она есть, без примесей пожилых тел и явственной смерти, которая будит обитателей виллы Тосканы, вызывая в них желание уехать. Что же, философия в будуаре маркиза де Сада продолжает жить, оставаясь такой же актуальной и злободневной, а Бертолуччи даже в старости остался одним из лучших режиссеров в истории, живой классикой, и продолжает снимать изысканное и дорогое во всех отношениях кино, которое не способно оставить равнодушным и переживет время. 8 из 10

Lena_Lugansk

Девушка чистой Воды

Стань у реки — смотри, как течет река.
Ее не поймать ни в сеть, ни рукой.
Она безымянна, ведь имя есть лишь у ее берегов.
Забудь свое имя и стань рекой.

Время летит Шумахером. И «вчерашняя» 19-летняя длинноногая брюнетка, которая разлеглась на плакатах Каннского фестиваля 1996 года с «Ускользающей красотой» Бернардо Бертолуччи уже отпраздновала свое тридцатилетие.
И все-таки очень хочется отмотать пленку назад и вернуть 32-летнюю Лив Тайлер в образ бесподобной невинности и обворожительной девушки, девственно чистой, как слеза.
Бернардо Бертолуччи представил на суд зрителей очень тонкое и чувственное кино с запахом полевых ромашек, которые собирала в тосканских лугах прекрасная Люси в исполнении юной Лив Тайлер.

В безупречной репутации отснятого материала можете не сомневаться: операторская работа Дарьюса Хонджи, известного по «Девятым вратам», — это бесконечно профессиональная детальная камера, которая одновременно невзначай опрокидывает плетеный летний стул и ловит солнечный зайчик на лице у замечтавшейся Люси.
А костюмы от Джорджио Армани добавляют изысканной роскоши увиденному сюжетному материалу.
В «Ускользающей красоте» Бертолуччи развернул перед зрителем живописнейшую панораму Италии. Здесь он работает крупными мазками: и вот на цельное полотно размашисто легли летние ромашковые луга, сочно зеленые оливковые склоны, прохладные речные заводи.
У меня подсознательно и ассоциативно создалось впечатление, что картина Бернардо Бертолуччи пахнет… водой. Именно той живительной влагой, которой сладко пахнут цветы после весеннего дождя.

Этим чувственным запахом пронизан весь невероятно женственный образ 19-летней Люси, и ею же искрится и переливается летняя Тоскана — самая известная провинция Италии благодаря своему искусству, — сочетание лазурного неба с темно-синими виноградниками и желтыми полями.
В «Ускользающей красоте» время остановилось: оно замерло. И стрелки часов перестали тикать, застыв в янтаре тосканских закатов.
Что касается главной героини.
В картине Бертолуччи юная Люси с подачи Лив Тайлер предстает именно ребенком Воды: чистая, прозрачная и ускользающая, — так шаловливо убегает проточный ручей, перепрыгивая с камня на камень босыми ногами.
Открыв миру такой скульптурный материал, как Лив, Бертолуччи в своей чувственной картине создал образ глубоководной красавицы с хрупкой и вечной прелестью картин ренессанса.

Он сотворил из Тайлер субмарину Голливуда, до сих пор не разгаданную и вряд ли вообще подвластную разгадке, — девушку эпохи Возрождения, овеянную серебристым туманом того времени, и вдруг нечаянно «обнаруженную» в XXI кибернетическом веке.
Иначе как объяснить это удивительное сочетание французского шарма Софи Марсо, роскошную чувственность длинноногой брюнетки и тихой провинциальной красоты речной ундины?
И как бы то ни было, в «Ускользающей красоте» никем нетронутая красота главной героини совсем не разбивает сердца, — Люси здесь выступает в роли созидательницы и весталки, — смотрящий на нее обретает релакс и гармонию.
Разве что прелести Лолиты могут поставить под вопрос еще одного потенциального Гумберта.
И довольно символично предстает здесь Джереми Айронс, но не с чрезмерными излияниями настойчивого ухажера, а с болезненной бледностью умирающего человека, который все отведенное врачами и Богом время не перестает любоваться приехавшей из Америки гостьей.

И в сердцах его герой признается, что именно такого живительного эликсира ему не хватало все то время, пока ему ставили бесполезные капельницы.
И вот он стоит на своем последнем пороге и уходит из этого мира совершенно успокоенный и умиротворенный благодаря доставленному юной девушкой эстетическому удовольствию.
Кадр за кадром в глубь, согласно сюжетной канве, режиссер постепенно увлекает свою героиню в ауру сказочной поэтики.
На протяжении всей картины Люси пишет дневник, вернее разгадывает потайные страницы дневника ее погибшей матери (стильной известной поэтессы): за этим она и приехала в богемное поместье давних друзей своей семьи.
Ей непременно нужно узнать своего настоящего отца, разгадав тем самым странную шараду, повлекшую за собой самоубийство ее матери.

Ко всему прочему она надеется встретить здесь свою первую любовь, молодого человека, чьи романтические письма она трепетно хранила 4 года со времени своего первого 15-летнего поцелуя.
Однако познать вкус первой взрослой любви ей предложит совсем не тот, кого она ждала.
Итальянцы — люди очень тонкой и хрупкой душевной конструкции, именно поэтому в этой картине все безупречно красиво — эстетически все просто безукоризненно, насколько бы откровенными не казались отдельные сцены, подернутые чувственной поволокой.
В умелых режиссерских руках Бертолуччи оказался бесценный алмаз ювелирной огранки — прекрасная и задумчиво-загадочная Лив Тайлер.
Это была девушка с мягким светом голубой звезды, которым струилась ее красота, излучавшая тепло и восхищение ею.
Романтическая девушка с прозрачным серо-голубым взглядом, подернутым мечтательной паволокой: лучистым и прозрачным.

Как будто для нее были не в новинку тайны по ту сторону зеркального стекла. Она здесь и сама 100% тайна без разгадки.
Голливудская ускользающая красавица, зажженная в самом начале Бернардо Бертолуччи, ускользнула от мирового кинематографа, размениваясь на какие-то псевдо шедевры с сомнительной репутацией: чего стоит только «Ночь в баре Маккула».
Так и напрашивается сам собой досадный вопрос: почему же Лив снимали так обидно мало, ведь в кадре она смотрится великолепно, органично и самобытно?
Да, это девушка — весна, с очарованием апреля и с вечно цветущим ароматом белоснежных соцветий вишен, яркая и сочная, несущая радость и тепло, невероятно женственная и зовущая за собой.
Ее образ — это олицетворение шедеврального кинематографического полотна гениального итальянца Бернардо Бертолуччи,- гениального в своей простоте и немыслимой образности.

Marsela-Leto рецензии
Очень чувственная атмосфера… Очень нежное и чувственное кино, оно заворожило меня с первых минут! Кино не просто о красоте, оно о боязни что-либо изменить, о неопытном страхе, о поиске себя… Картина приковывает к себе естественностью главной героини, ты будто бы все это время находишься рядом и все понимаешь. Почти два часа проходят незаметно, фильм окутывает флером романтики и невесомости, но вместе с тем глубиной и грустью… «Ускользающая красота» смотрится на одной дыхании, уверена, что посмотрю это кино, вырывающее яркими красками из серых будней еще не раз, просто Бернардо Бертолуччи теперь для меня не просто режиссер, который снял «Мечтателей», теперь он для меня человек, который снял фильм о красоте, которая не просто ускользает, она исчезает, оставив что-то после себя… 10 из 10



Ariessa рецензии
В поисках себя, в поисках других. Флирт, нежность, девственность восприятия. Фильм очаровывает с первых секунд. Атмосфера настолько непринужденная, настолько легкая, что ты просто тонешь в свете солнца, бездонных полях, в бескрайних просторах. Цвета играют потрясающе — картинка завораживает. Здесь нет запрета. Все свободны. Это безграничные секунды той жизни, что ни к чему не обязывают. Жизнь в удовольствие. Красивая молодая девушка в поисках «запретного» плода. Запретного в реальности, но не в этом фильме. Здесь все пронизано тонкой нитью чувственности, естественность во всем. Такие фильмы стоит смотреть не для того, чтобы найти что-то важное, поймать интересную мысль, задуматься. Такие фильмы нужно смотреть, чтобы отдохнуть, окунуться туда, где царствует безмятежность… 9 из 10














стр 1  стр 2




 

 

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020Бесплатный конструктор сайтов - uCoz